Новостройки Эвилин. Недвижимость от застройщика в Ставрополе.
 

СОЛОМОНОВ СУД

      Нет людей более героических и жестоких, чем штатские, когда они себе усваивают военную психологию. Это именно случилось с крымскими “буржуями”, бежавшими от большевиков.
      Бежать от врага — не относится к высшему порядку военных доблестей, но, тем не менее, те добрые обыватели, которые при сдаче Крыма1 бежали на добровольческих пароходах, после этого почувствовали себя вполне военными людьми. Эта маленькая и на первый взгляд невинная причастность к делу объединения России их всех превратила в непреклонных Катонов и неподкупных Брутов.
      Суровости их патриотизма нет предела. Они не могут говорить равнодушно о тех изменниках, предателях и негодяях, которые “не бежали” от большевиков.
      А те из оставшихся, кто, для того чтобы спасти от разгрома культурные ценности и предотвратить массовые расстрелы, простерли свое малодушие и трусость до того, что, с опасностью для собственной жизни, остались на своих постах и работали с большевиками, те не заслуживают в их глазах ни малейшего снисхождения: “Тем хуже, что они предотвращали расстрелы и спасали ценности: они помешали большевикам скомпрометировать себя. Теперь благодаря им может показаться, что Добровольческая армия более жестоко расправляется с населением, чем сами большевики, которые из подлой политики, чтобы привлечь к себе интеллигенцию, никого на этот раз не расстреливали за политические убеждения. И очень жаль, что они не расстреляли всех оставшихся”.
      Кто же прав? Бежавшие герои или оставшиеся Трусы? Думается, что этот вопрос был уже разрешен в свое время царем Соломоном по поводу известного казуса о двух матерях и одном ребенке: “... и сказал Царь: “Рассеките живое дитя надвое и отдайте половину одной, половину другой”. И ответила та женщина, чей был сын, царю, ибо взволновалась вся внутренность ее от жалости: “О, господин, отдай ей этого ребенка живого и не умерщвляй его!” А другая говорит: “Пусть не будет ни тебе, ни мне: рубите”. И отвечал Царь и сказал: “Отдайте этой живое дитя и не умерщвляйте — она мать” (3-я Книга Царств, 3, 25).
      Дитя — это Россия (или — в данном случае — Крым).
      Одни говорят: пусть лучше все уничтожат и всех расстреляют, только бы не досталось большевикам. Другие же говорят: мы будем работать с вами, только не рассекайте нашего ребенка.
      Кто из этих двух истинная мать?
      Из судебных дел при ликвидации большевистского нашествия особо громкую огласку получило дело профессора Никандра Александровича Маркса2.
      Н. А. Маркс — профессор Московского археологического института, известный русский ученый, палеограф, археолог, фольклорист, историк, исследователь школьного дела на Руси XVII века, издатель древних русских букварей, критического текста “Русской Правды”, договоров киевских князей с греками, автор обширной и еще не законченной истории Крыма, тонкий и художественный собиратель “Легенд Крыма”3, являющийся живым голосом татарско- греко- армянско- русской старины, ее преданий, быта и духа, связанный с Крымом каждой частицей своего духовного и физического существа, так как он вырос здесь на той земле, которою его предки владели еще до екатерининского покорения4, — он, конечно, не мог покинуть своего Крыма, своей Феодосии на произвол большевикам и остался его защищать, и благодаря его участию в Комитете народного просвещения5 Феодосии удалось пережить вторую волну большевизма без кровавых расправ, школа была спасена от разгрома, а учительский персонал от голодной смерти.
      К несчастью для Н. А. Маркса, он в своей плодотворной и разносторонней деятельности был, между прочим, и генералом. Правда, давно в отставке и только поневоле возвращавшимся к военному делу во время войны; тем не менее, как генерал, он подлежал за свое доброе дело уголовной ответственности. Его судили военно-полевым судом в Екатеринодаре6.
      Вся его военная деятельность во время революции прошла перед судом, начиная с Одессы. Там он тоже был виновен в том, что, благодаря умной и тактичной политике с лидерами тогдашних политических партий, не допустил Одессу до кровопролития до самого прихода большевиков в декабре 1917 г., когда ему пришлось бежать от них самому.
      На суде выяснилось, что по поводу всей его деятельности в Одессе в свое время было произведено дознание следственной комиссией под председательством генерала Щербачева7, которым Н. А. Маркс был не только реабилитирован, но получил благодарность за прекрасное состояние, в котором был найден его военный округ.
      Военно-полевой суд постановил: “Виновен в работе с большевиками, без нанесения вреда и ущерба Добровольческой армии. Приговаривается к 4-м годам каторжных работ, с ходатайством суда о смягчении наказания”. Приговор был послан на конфирмацию генералу Деникину.
      Предстояло решить шейлоковский вопрос: “Как вырезать из живого человека фунт мяса без пролития крови?”8 Как выделить из почтенного ученого, поступавшего именно так, как должен поступать каждый честный человек, — преступного генерала, не нанося ущерба человеку и ученому. Генерал Деникин разрешил этот вопрос с подлинно библейской мудростью: он утвердил приговор суда без всякого смягчения, но приказал немедленно освободить подсудимого и отпустить на все 4 стороны.
      Таким образом, Н. А. Маркс — ученый человек — получил возможность вернуться к своим трудам, а виноватый генерал, незримо из него выделенный лишением чинов, был символически послан отбывать символические каторжные работы.
      Решение это проникнуто подлинной государственной мудростью не наших времен и перед ним да смолкнут все нарекания, сплетни и легенды, созданные вокруг имени Н.А.
      Тем не менее случилось не так: сплетня, устная и печатная, не оставила в покое имени Маркса. Несмотря на решение Верховного главнокомандующего, несмотря на приговор суда, вокруг него продолжали плести небылицы и разжигать страсти настолько, что военная администрация сочла лучшим выслать его из его имения и из пределов Таврической губернии9.
      Таким образом, внутренний смысл решений Верховного главнокомандующего был нарушен: ученому не дали вернуться к своим историческим трудам, того, кто был живым средоточьем исторически-бытового сознания края, удалили из его пределов.
      Дело профессора Маркса — частный случай. Но случай показательный, типический и пророческий. Таких случаев в ближайшее время будет много.
      С каждым днем область завоеваний Добровольческой армии расширяется. Парализованное тело России оживает. Вся область кишечника и желудка уже освобождена. Скоро оживут грудь и сердце — и она вздохнет полными легкими.
      Но когда большевизм будет побежден силой оружия — это будет только первая ступень. Нам еще останется победить его духовно: внутри самих себя.
      Самый большой соблазн и опасность в борьбе — это психологическое уподобление своему противнику.
      Сколько раз мне приходилось слышать в разговорах от “буржуев с военной психологией”, что необходимо после занятия Севера “повесить Горького” и “расстрелять Брюсова и Блока”. А те травли, которым подвергались здесь, на юге, Мейерхольд и Глаголин10!
      Эти проявления классовой психологии очень страшны и представляют из себя явление чисто большевистского характера. “Большевизм” — это ведь вовсе не то, что человек исповедует, а то, какими средствами и в каких пределах он считает возможным осуществлять свою веру.
      Только глубокое уважение к человеку и широкое понимание государственности не как партийной победы, а как равновесия всех противоустремленных сил может нам помочь победить большевизм внутри себя.
      Добровольческая армия мужественно делает свое военное дело. Гражданский распорядок, который она дает, носит характер походный и временный. Гражданское строительство — это не ее область.
      Поэтому она так охотно готовится передать эти свои функции Учредительному собранию.
      Единственная здравая политика при ликвидации гражданской войны — это политика Юлия Цезаря. Политика, которая борется с врагом, пока у того оружие в руках, пока он опасен. Но когда враг сломлен — все силы, которыми он располагает, немедленно призываются и используются для нового строительства.
      Сейчас на Севере вся русская интеллигенция, которая не бежала на Юг, находится на службе у большевиков. Неужели она будет вся устранена от государственного строительства и вся пройдет через военные суды и газетный “сквозь строй”?
      На Севере большевизм не только партия социалистов-коммунистов, но и государство: т.е. нечто, ей совершенно чуждое, ее неуклонно деформирующее, искажающее ее сущность, толкающее на путь милитаризма, незаметно приводящее к формам и духу старого режима.
      Десятки тысяч ценных и честных деятелей работают в большевистском государстве с большевиками, но отнюдь не за большевиков. Эта государственная работа свидетельствует только о том, что сердце государства еще бьется, а легкие еще дышат. Если бы и эти слабые состояния жизни прекратились, то оно было бы трупом, которого нельзя оживить.
      Бойкот большевизма интеллигенцией, неудачный по замыслу и плачевный по выполнению, был серьезный политической ошибкой, которую можно извинить психологически, но отнюдь не следует оправдывать и возводить в правило.
      Если военному деятелю долг чести повелевает быть там, где опаснее всего, тот же долг приказывает гражданскому деятелю быть там, где хуже всего.
      Заражены большевизмом вовсе не те, которые вопреки всему оставались на своих постах и вопреки всему поддерживали теплоту в коченеющем теле государства, а те, которые пылают гневом классового мщения и валят своих врагов в одну кучу без разбора, как это делали сами большевики по отношению к так называемым буржуям.


      (Сентябрь — октябрь 1919)


Комментарии

       Соломонов суд. Впервые: Урал. 1990. № 3. Печатается по тексту этого издания. 


1 Имеется в виду вторичное установление советской власти в Крыму в апреле 1919 г.

2 Н. А. Маркс— генерал-лейтенант, профессор Московского археологического института. См. о нем: Писаренко Э. “Красный генерал” Маркс // Вопросы истории. 1974. № 12.

3 “Легенды Крыма”, собранные Марксом, составили три выпуска (Москва; Одесса, 1913—1927); печатались также в периодике.

4 Крым был присоединен к России в 1783 г.

5 Маркс был назначен комиссаром народного просвещения Феодосии 28 марта 1919 г., но уже 7 мая его сменил на этом посту Б. Т. Горянов, большевик. Маркс остался членом коллегии Отнарпроса.

6 Маркс был арестован белыми в конце июня, суд состоялся 15 июля 1919 г. Волошин по собственной инициативе сопровождал подконвойного генерала от Феодосии до Керчи, а затем до Екатеринодара, защищая его от офицерского самосуда. Его воспоминания об этом “Дело Н. А. Маркса” см.: Отчизна. 1977. № 3.

7 Щербачев Дмитрий Григорьевич — генерал от инфантерии, главнокомандующий Румынским фронтом (с апреля 1917 г.). Маркс был с июня 1915 г. начальником штаба Одесского военного округа, а с 28 сентября по 4 декабря 1917 г. — его командующим.

8 Имеется в виду эпизод из пьесы У. Шекспира “Венецианский купец”.

9 Маркс был выслан за пределы Таврической губернии 14 сентября 1919 г. и выехал с женой в Тамань. В 1921 г. стал первым ректором советского Кубанского университета (в Краснодаре).

10 Режиссер Всеволод Эмильевич Мейерхольд (1874—1940) был арестован белыми в Новороссийске осенью 1919 г. Глаголин Борис Сергеевич (1879—1948) — драматург и критик.

В библиотеку
Статьи, очерки
М. Волошин